"Чем дольше идет эта война, чем ужаснее картины, тем сильнее становится контроль внутри страны."

11 вопросов Тамине Кутшер с сайта dekoder.org о СМИ и свободе прессы в России.

Вопрос: Вот уже несколько лет dekoder.org наблюдает за ограничениями свободы печати в России. Как изменилась ситуация в связи с войной?

Тамина Кучер: Ситуация, которую сейчас переживает медиаландшафт России, беспрецедентна. Правительство выступает за полный контроль информационного пространства. Ещё в прошлом году, после протестов в знак солидарности с Алексеем Навальным, мы ощутили серьёзные ограничения. Так, многие независимые СМИ в России были названы иностранными агентами, некоторые из них даже объявлены нежелательными организациями и были вынуждены прекратить свою работу. Сегодня ковёр пропаганды, утканный репрессивными мерами, пролёг через всю страну. В ходе протестов было задержано более 15 000 человек, появился страх.

„Практически создаётся впечатление, что события 2020 года в Беларуси и то, чем это закончилось для независимых белорусских СМИ, стали своеобразным образцом для подражания в России.“

Тамина Кучер

Практически создаётся впечатление, что события 2020 года в Беларуси и то, чем это закончилось для независимых белорусских СМИ, стали своеобразным образцом для подражания в России. К этому добавляется и то, что многие белорусские СМИ в изгнании, переехавшие в Киев, сейчас снова оказались в бегах. Им приходится покидать Украину, на этот раз из-за войны. И снова всё начинать сначала.

Вопрос: Как журналисты, с которыми вы контактируете, оценивают поступок Марины Овсянниковой?

Тамина Кучер: Это действительно было очень смело. Журналистка государственного телеканала во время основного выпуска новостей появляется в кадре и разворачивает плакат. Совесть больше не позволяет ей распространять пропагандистскую ложь. И не только это, она ведь могла просто уволиться. Эту чрезвычайно смелую акцию она провела в рамках прайм-тайма. Это было чрезвычайно смело и вызвало у сообщества независимых либеральных масс-медиа и журналистов настоящий восторг.

Вопрос: Между тем людей задерживают на улицах, даже если они держат плакаты без надписей. Это признаки нервозности или всемогущества государства?

Тамина Кучер: Думаю, что эти массовые репрессии и насилие внутри страны являются признаками как нервозности, так и всемогущества государства.

„Чем больше сомнений появляется у населения, чем громче становятся протесты, тем опаснее становится сохранение собственного нарратива, тем жёстче становится соответственно и реакция.“

Тамина Кучер

Всё это взаимосвязано. Конечно, в настоящее время режим в России прибегает к серьёзным внутренним репрессиям. Чем больше сомнений появляется у населения, чем громче становятся протесты, тем опаснее становится сохранение собственного нарратива, тем жёстче становится соответственно и реакция. Мы должны осознать, что этот пропагандистский ковёр, раскинувшийся на всю страну, имеет цель – посеять страх, запугать, воспрепятствовать распространению голосов критики и протеста.

Вопрос: Можете ли вы, несмотря на сложную ситуацию, обрисовать обстановку?

Тамина Кучер: Пока что нельзя точно сказать, как будет развиваться ситуация со СМИ, это зависит, конечно, и от хода войны. Есть отдельные независимые масс-медиа, которые всё еще работают, например «Новая газета»* или Republic.ru – очень мощный онлайн-портал. Но их положение шаткое. И мы также должны понимать, что независимые журналисты не по собственной воле покидают страну. Они надеются когда-нибудь вернуться или начать все заново в другом месте. Им очень, очень тяжело.

Вопрос: Вам известно, как журналисты «Новой газеты» работают в настоящий момент?

Тамина Кучер: После принятия нового закона, запрещающего использовать слово «война» и заставляющего употреблять понятие «военная спецоперация», опираясь только на официальные российские источники, после этого «Новая газета» провела опрос читателей. Журналисты очень прямо спросили: «Нам заканчивать или продолжать работу, подстроившись под такой вид цензуры?» И вотум читателей был таким: «Пожалуйста, продолжайте работать, мы же все знаем, что это – война, и нам всё равно, как вы будете её называть». То есть «Новая газета» продолжает свою работу. Вместо слова «война» там сейчас используют квадратные скобки и точки. Впрочем, они, конечно, не знают, сколько это может продолжаться. Но пока они работают, и пока им разрешают это делать.

Вопрос: Как Вы и Ваши коллеги по dekoder.org пытаетесь помочь им?

Тамина Кучер: Конечно, мы тесно общаемся с журналистами и СМИ, которые переводили и раньше. Мы продолжаем осуществлять мониторинг из Германии, нам это не так уж трудно. Нам доступны СМИ типа «Медузы». Здесь не нужны VPN или какие-либо устройства, чтобы обходить блокаду. Фэйсбук, например, для многих журналистов и аналитиков работает как блог. Там можно найти очень подробную аналитику или мнения. Мы их освещаем на dekoder.org и иногда переводим. Есть очень, очень много вопросов, мы видим это по количеству посещений нашей страницы. У людей немало сомнений, они нуждаются в разъяснениях. Например, об эффективности определенных пропагандистских дискурсов, о действенности санкций, о том, как можно закончить эту войну… И всеми этими вопросами мы занимаемся, отвечаем на них вместе с учёными в наших часто задаваемых вопросах.

„Мы пытаемся объяснять контекст, и это касается не только России, но и Украины тоже. Например, в дискурсе о надуманной «денацификации». Мы чувствуем, что сейчас несём очень большую ответственность.“

Тамина Кучер

Мы пытаемся объяснять контекст, и это касается не только России, но и Украины тоже. Например, в дискурсе о надуманной «денацификации». Мы чувствуем, что сейчас несём очень большую ответственность.

Вопрос: Все платформы крупных международных социальных сетей в России почти недоступны. Как это сказывается на бывших пользователях?

Тамина Кучер: Я знаю многие либеральные голоса, независимых журналистов, использующих туннель VPN или другие пути, чтобы пользоваться социальными сетями. Надо активно работать на опережение, чтобы получать информацию. Кто-то переключается на российские сети, иные же просто пожимают плечами.

Вопрос: Какую роль играет Telegram в России, Беларуси и Украине?

Тамина Кучер: Telegram – важный ресурс. Но в России существуют серьёзные опасения, что Павел Дуров, основатель и владелец Telegram, в конце концов поддастся давлению государства и начнёт делиться информацией. Это волнение в какой-то мере присутствует постоянно. И все же пока что Telegram играет важную роль – как для отдельных журналистов, ведущих там собственные каналы, так и для «обычных» пользователей, которые могут постить на каналах видео и другие картинки.

Вопрос: Боитесь ли Вы дальнейших витков эскалации?

Тамина Кучер: Чем дольше идет эта война, чем ужаснее картины, тем сильнее становится контроль внутри страны. Российское государство хочет контролировать ситуацию в информационном пространстве. Под этим давлением возрастают внутренние репрессии и насилие. Не случайно многие покидают Россию. Ибо в этой войне они борются за правду, поэтому стали врагами.

Конец интервью. Интервью было записано 21 марта 2021 года.

* 28 марта «Новая газета» по требованию Роскомнадзора прекратила свою работу.

 

Comments

To commit you must sign in.